Навсегда запомню Сегодня
назад в будущее
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Навсегда запомню Сегодня > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — понедельник, 12 ноября 2018 г.
//////////// Aльva 23:35:21


Терпение.
Прощение.
Уважение.
Желание.
Калейдоскоп Пeчaль в сообществе Бесконечность 14:33:48
Взрыв огромным консервным ножом вспорол корпус ракеты.
Людей выбросило в космос, подобно дюжине трепещущих серебристых рыб.
Их разметало в черном океане, а корабль, распавшись на миллион осколков, полетел дальше, словно рой метеоров в поисках затерянного Солнца.
- Беркли, Беркли, ты где?
Слышатся голоса, точно дети заблудились в холодной ночи.
- Вуд, Вуд!
- Капитан!
- Холлис, Холлис, я Стоун.
- Стоун, я Холлис. Где ты?
- Не знаю. Разве тут поймешь? Где верх? Я падаю. Понимаешь, падаю.
Подробнее…Они падали, падали, как камни падают в колодец. Их разметало, будто двенадцать палочек, подброшенных вверх исполинской силой. И вот от людей остались только одни голоса - несхожие голоса, бестелесные и исступленные, выражающие разную степень ужаса и отчаяния.
- Нас относит друг от друга.
Так и было. Холлис, медленно вращаясь, понял это. Понял и в какой-то мере смирился. Они разлучились, чтобы идти каждый своим путем, и ничто не могло их соединить. Каждого защищал герметический скафандр и стеклянный шлем, облекающий бледное лицо, но они не успели надеть силовые установки. С маленькими двигателями они были бы точно спасательные лодки в космосе, могли бы спасать себя, спасать других, собираться вместе, находя одного, другого, третьего, и вот уже получился островок из людей, и придуман какой-то план... А без силовой установки на заплечье они - неодушевленные метеоры, и каждого ждет своя отдельная неотвратимая судьба.
Около десяти минут прошло, пока первый испуг не сменился металлическим спокойствием. И вот космос начал переплетать необычные голоса на огромном черном ткацком стане; они перекрещивались, сновали, создавая прощальный узор.


- Холлис, я Стоун. Сколько времени можем мы еще разговаривать между собой?
- Это зависит от скорости, с какой ты летишь прочь от меня, а я-от тебя.
- Что-то около часа.
- Да, что-нибудь вроде того, - ответил Холлис задумчиво и спокойно.
- А что же все-таки произошло? - спросил он через минуту.
- Ракета взорвалась, только и всего. С ракетами это бывает.
- В какую сторону ты летишь?
- Похоже, я на Луну упаду.
- А я на Землю лечу. Домой на старушку Землю со скоростью шестнадцать тысяч километров в час. Сгорю, как спичка.
Холлис думал об этом с какой-то странной отрешенностью. Точно он видел себя со стороны и наблюдал, как он падает, падает в космосе, наблюдал так же бесстрастно, как падение первых снежинок зимой, давным- давно.



Остальные молчали, размышляя о судьбе, которая поднесла им такое: падаешь, падаешь, и ничего нельзя изменить. Даже капитан молчал, так как не мог отдать никакого приказа, не мог придумать никакого плана, чтобы все стало по-прежнему.
- Ох, как долго лететь вниз. Ох, как долго лететь, как долго, долго, долго лететь вниз, - сказал чей-то голос. -Не хочу умирать, не хочу умирать, долго лететь вниз...
- Кто это?
- Не знаю.
- Должно быть, Стимсон. Стимсон, это ты?
- Как долго, долго, сил нет. Господи, сил нет.
- Стимсон, я Холлис. Стимсон, ты слышишь меня?
Пауза, и каждый падает, и все порознь.
- Стимсон.
- Да. - Наконец-то ответил.
- Стимсон, возьми себя в руки, нам всем одинаково тяжело.
- Не хочу быть здесь. Где угодно, только не здесь.
- Нас еще могут найти.
- Должны найти, меня должны найти, - сказал Стимсон. - Это неправда, то, что сейчас происходит, неправда.
- Плохой сон, - произнес кто-то.
- Замолчи!-крикнул Холлис.
- Попробуй, заставь, - ответил голос. Это был Эплгейт. Он рассмеялся бесстрастно, беззаботно. - Ну, где ты?
И Холлис впервые ощутил всю невыносимость своего положения. Он захлебнулся яростью, потому что в этот миг ему больше всего на свете хотелось поквитаться с Эплгейтом. Он много лет мечтал поквитаться, а теперь поздно, Эплгейт - всего лишь голос в наушниках.
Они падали, падали, падали...

Двое начали кричать, точно только сейчас осознали весь ужас, весь кошмар происходящего. Холлис увидел одного из них: он проплыл мимо него, совсем близко, не переставая кричать, кричать...
- Прекрати!
Совсем рядом, рукой можно дотянуться, и все кричит. Он не замолчит. Будет кричать миллион километров, пока радио работает, будет всем душу растравлять, не даст разговаривать между собой.
Холлис вытянул руку. Так будет лучше. Он напрягся и достал до него. Ухватил за лодыжку и стал подтягиваться вдоль тела, пока не достиг головы. Космонавт кричал и лихорадочно греб руками, точно утопающий. Крик заполнил всю Вселенную.


"Так или иначе, - подумал Холлис. - Либо Луна, либо Земля, либо метеоры убьют его, зачем тянуть?"
Он раздробил его стеклянный шлем своим железным кулаком. Крик захлебнулся. Холлис оттолкнулся от тела, предоставив ему кувыркаться дальше, падать дальше по своей траектории.
Падая, падая, падая в космос, Холлис и все остальные отдались долгому, нескончаемому вращению и падению сквозь безмолвие.
- Холлис, ты еще жив?
Холлис промолчал, но почувствовал, как его лицо обдало жаром.
- Это Эплгейт опять.
- Ну что тебе, Эплгейт?
- Потолкуем, что ли. Все равно больше нечем заняться.
Вмешался капитан:
- Довольно. Надо придумать какой-нибудь выход.
- Эй, капитан, молчал бы ты, а? - сказал Эплгейт.
- Что?
- То, что слышал. Плевал я на твой чин, до тебя сейчас шестнадцать тысяч километров, и давай не будем делать из себя посмешище. Как это Стимсон сказал: нам еще долго лететь вниз.
- Эплгейт!
- А, заткнись. Объявляю единоличный бунт. Мне нечего терять, ни черта. Корабль ваш был дрянненький, и вы были никудышным капитаном, и я надеюсь, что вы сломаете себе шею, когда шмякнетесь о Луну.
- Приказываю вам замолчать!
- Давай, давай, приказывай. - Эплгейт улыбнулся за шестнадцать тысяч километров. Капитан примолк. Эплгейт продолжал: - Так на чем мы остановились, Холлис? А, вспомнил. Я ведь тебя тоже терпеть не могу. Да ты и сам об этом знаешь. Давно знаешь.
Холлис бессильно сжал кулаки.
- Послушай-ка, что я скажу,- не унимался Эплгейт.- Порадую тебя. Это ведь я подстроил так, что тебя не взяли в "Рокет компани" пять лет назад.
Мимо мелькнул метеор. Холлис глянул вниз: левой кисти как не бывало. Брызнула кровь. Мгновенно из скафандра вышел весь воздух. Но в легких еще остался запас, и Холлис успел правой рукой повернуть рычажок у левого локтя; манжет сжался и закрыл отверстие. Все произошло так быстро, что он не успел удивиться. Как только утечка прекратилась, воздух в скафандре вернулся к норме. И кровь, которая хлынула так бурно, остановилась, когда он еще сильней повернул рычажок - получился жгут.


Все это происходило среди давящей тишины. Остальные болтали. Один из них, Леспер, знай себе, болтал про свою жену на Марсе, свою жену на Венере, свою жену на Юпитере, про свои деньги, похождения, пьянки, игру и счастливое времечко. Без конца тараторил, пока они продолжали падать. Летя навстречу смерти, он предавался воспоминаниям и был счастлив.
До чего все это странно. Космос, тысячи космических километров - и среди космоса вибрируют голоса. Никого не видно, только радиоволны пульсируют, будоражат людей.
- Ты злишься, Холлис?
- Нет.
Он и впрямь не злился. Вернулась отрешенность, и он стал бесчувственной глыбой бетона, вечно падающей в никуда.
- Ты всю жизнь карабкался вверх, Холлис. И не мог понять, что вдруг случилось. А это я успел подставить тебе ножку как раз перед тем, как меня самого выперли.
- Это не играет никакой роли, - ответил Холлис"
Совершенно верно. Все это прошло. Когда жизнь прошла, она словно всплеск кинокадра, один миг на экране; на мгновение все страсти и предрассудки сгустились и легли проекцией на космос, но прежде чем ты успел воскликнуть: "Вон тот день счастливый, а тот несчастный, это злое лицо, а то доброе", - лента обратилась в пепел, а экран погас.
Очутившись на крайнем рубеже своей жизни и оглядываясь назад, он сожалел лишь об одном: ему всего-навсего хотелось жить еще. Может быть, у всех умирающих/такое чувство, будто они и не жили? Не успели вздохнуть как следует, как уже все пролетело, конец? Всем ли жизнь кажется такой невыносимо быстротечной - или только ему, здесь, сейчас, когда остался всего час-другой на раздумья и размышления?
Чей-то голос - Леспера - говорил:
- А что, я пожил всласть. Одна жена на Марсе, вторая на Венере, третья на Юпитере. Все с деньгами, все меня холили. Пил, сколько влезет, раз проиграл двадцать тысяч долларов.
"Но теперь-то ты здесь, - подумал Холлис. - У меня ничего такого не было. При жизни я завидовал тебе, Леспер, пока мои дни не были сочтены, завидовал твоему успеху у женщин, твоим радостям. Женщин я боялся и уходил в космос, а сам мечтал о них и завидовал тебе с твоими женщинами, деньгами и буйными радостями. А теперь, когда все позади и я падаю вниз, я ни в чем тебе не завидую, ведь все прошло, что для тебя, что для меня, сейчас будто никогда и не было ничего". Наклонив голову, Холлис крикнул в микрофон:
- Все это прошло, Леспер!
Молчание.
- Будто и не было ничего, Леспер!
- Кто это? - послышался неуверенный голос Леспера.
- Холлис.
Он подлец. В душу ему вошла подлость, бессмысленная подлость умирающего. Эплгейт уязвил его, теперь он старается сам кого-нибудь уязвить. Эплгейт и космос - и тот и другой нанесли ему раны.
- Теперь ты здесь, Леспер. Все прошло. И точно ничего не было, верно?
- Нет.
- Когда все прошло, то будто и не было. Чем сейчас твоя жизнь лучше моей? Сейчас - вот что важно. Тебе лучше, чем мне? Ну?
- Да, лучше!
- Это чем же?
- У меня есть мои воспоминания, я помню! - вскричал Леспер где-то далеко-далеко, возмущенно прижимая обеими руками к груди свои драгоценные воспоминания.
И ведь он прав. У Холлиса было такое чувство, словно его окатили холодной водой. Леспер прав. Воспоминания и вожделения не одно и то же. У него лишь мечты о том, что он хотел бы сделать, у Леспера воспоминания о том, что исполнилось и свершилось. Сознание этого превратилось в медленную, изощренную пытку, терзало Холлиса безжалостно, неумолимо.


- А что тебе от этого? - крикнул он Лесперу. - Теперь- то? Какая радость от того, что было и быльем поросло? Ты в таком же положении, как и я.
- У меня на душе спокойно, - ответил Леспер. - Я свое взял. И не ударился под конец в подлость, как ты.
- Подлость? - Холлис повертел это слово на языке.
Сколько он себя помнил, никогда не был подлым, не смел быть подлым. Не иначе, копил все эти годы для такого случая. "Подлость". Он оттеснил это слово в глубь сознания. Почувствовал, как слезы выступили на глазах и покатились вниз по щекам. Кто-то услышал, как у него перехватило голос.
- Не раскисай, Холлис.
В самом деле, смешно. Только что давал советы другим, Стимсону, ощущал в себе мужество, принимая его за чистую монету, а это был всего-навсего шок и - отрешенность, возможная при шоке. Теперь он пытался втиснуть в считанные минуты чувства, которые подавлял целую жизнь.
- Я понимаю, Холлис, что у тебя на душе, - прозвучал затухающий голос Леспера, до которого теперь было уже тридцать тысяч километров. - Я не обижаюсь.
"Но разве мы не равны, Леспер и я? - недоумевал он. - Здесь, сейчас? Что прошло, то кончилось, какая теперь от этого радость? Так и так конец наступил". Однако он знал, что упрощает: это все равно что пытаться определить разницу между живым человеком и трупом. У первого есть искра, которой нет у второго, эманация, нечто неуловимое.


Так и они с Леспером: Леспер прожил полнокровную жизнь, он же, Холлис, много лет все равно что не жил. Они пришли к смерти разными тропами, и если смерть бывает разного рода, то их смерти, по всей вероятности, будут различаться между собой, как день и ночь. У смерти, как и у жизни, множество разных граней, и коли ты уже когда-то умер, зачем тебе смерть конечная, раз навсегда, какая предстоит ему теперь?
Секундой позже он обнаружил, что его правая ступня начисто срезана. Прямо хоть смейся. Снова из скафандра вышел весь воздух. Он быстро нагнулся: ну, конечно, кровь, метеор отсек ногу до лодыжки. Ничего не скажешь, у этой космической смерти свое представление о юморе. Рассекает тебя по частям, точно невидимый черный мясник. Боль вихрем кружила голову, и он, силясь не потерять сознание, затянул рычажок на колене, остановил кровотечение, восстановил давление воздуха, выпрямился и продолжал падать, падать - больше ничего не оставалось.
- Холлис?
Он сонно кивнул, утомленный ожиданием смерти.
- Это опять Эплгейт, - сказал голос.
- Ну.
- Я подумал. Слышал, что ты говорил. Не годится так. Во что мы себя превращаем! Недостойная смерть получается. Изливаем друг на друга всю желчь. Ты слушаешь, Холлис?
- Да.
- Я соврал. Только что. Соврал. Никакой ножки я тебе не подставлял. Сам не знаю, зачем так сказал. Видно, захотелось уязвить тебя. Именно тебя. Мы с тобой всегда соперничали. Видишь - как жизнь к концу, так и спешишь покаяться. Видно, это твое зло вызвало у меня стыд. Так или не так, хочу, чтобы ты знал, что я тоже вел себя по- дурацки. В том, что я тебе говорил, ни на грош правды, И катись к черту.
Холлис снова ощутил биение своего сердца. Пять минут оно словно и не работало, но теперь конечности стали оживать, согреваться. Шок прошел, прошли также приступы ярости, ужаса, одиночества. Как будто он только что из-под холодного душа, впереди завтрак и новый день.
- Спасибо, Эплгейт.
- Не стоит. Выше голову, старый мошенник.
- Эй, - вступил Стоун.
- Что тебе? - отозвался Холлис через просторы космоса; Стоун был его лучшим другом на корабле.
- Попал в метеорный рой, такие миленькие астероиды.
- Метеоры?
- Это, наверно, Мирмидоны, они раз в пять лет пролетают мимо Марса к Земле. Меня в самую гущу занесло. Кругом точно огромный калейдоскоп... Тут тебе все краски, размеры, фигуры. Ух ты, красота какая, этот металл!
Тишина.
- Лечу с ними, - снова заговорил Стоун. - Они захватили меня. Вот чертовщина!
Он рассмеялся.
Холлис напряг зрение, но ничего не увидел. Только крупные алмазы и сапфиры, изумрудные туманности и бархатная тушь космоса, и глас всевышнего отдается между хрустальными бликами. Это сказочно, удивительно : вместе с потоком метеоров Стоун будет много лет мчаться где-то за Марсом и каждый пятый год возвращаться к Земле, миллион веков то показываться в поле зрения планеты, то вновь исчезать. Стоун и Мирмидоны, вечные и нетленные, изменчивые и непостоянные, как цвета в калейдоскопе - длинной трубке, которую ты в детстве наставлял на солнце и крутил.
- Прощай, Холлис. - Это чуть слышный голос Стоуна. - Прощай.


- Счастливо! - крикнул Холлис через пятьдесят тысяч километров.
- Не смеши, - сказал Стоун и пропал.
Звезды подступили ближе.
Теперь все голоса затухали, удаляясь каждый по своей траектории, кто в сторону Марса, кто в космические дали. А сам Холлис... Он посмотрел вниз. Единственный из всех, он возвращался на Землю.
- Прощай.
- Не унывай.
- Прощай, Холлис. - Это Эплгейт.
Многочисленные: "До свидания". Отрывистые:
"Прощай". Большой мозг распадался. Частицы мозга, который так чудесно работал в черепной коробке несущегося сквозь космос ракетного корабля, одна за другой умирали; исчерпывался смысл их совместного существования. И как тело гибнет, когда перестает действовать мозг, так и дух корабля, и проведенные вместе недели и месяцы, и все, что они означали друг для друга, - всему настал конец. Эплгейт был теперь всего-навсего отторженным от тела пальцем; нельзя подсиживать, нельзя презирать. Мозг взорвался, и мертвые никчемные осколки разбросало, не соберешь. Голоса смолкли, во всем космосе тишина. Холлис падал в одиночестве.
Они все очутились в одиночестве. Их голоса умерли, точно эхо слов всевышнего, изреченных и отзвучавших в звездной бездне. Вон капитан улетел к Луне, вон метеорный рой унес Стоуна, вон Стимсон, вон Эплгейт на пути к Плутону, вон Смит, Тэрнер, Ундервуд и все остальные; стеклышки калейдоскопа, которые так долго составляли одушевленный узор, разметало во все стороны.
"А я? - думал Холлис. - Что я могу сделать? Есть ли еще возможность чем-то восполнить ужасающую пустоту моей жизни? Хоть одним добрым делом загладить подлость, которую я накапливал столько лет, не подозревая, что она живет во мне! Но ведь здесь, кроме меня, никого нет, а разве можно в одиночестве сделать доброе дело? Нельзя. Завтра вечером я войду в атмосферу Земли".
"Я сгорю, - думал он, - и рассыплюсь прахом по всем материкам. Я принесу пользу. Чуть-чуть, но прах есть прах, земли прибавится".


Он падал быстро, как пуля, как камень, как железная гиря, от всего отрешившийся, окончательно отрешившийся. Ни грусти, ни радости в душе, ничего, только желание сделать доброе дело теперь, когда всему конец, доброе дело, о котором он один будет знать.
"Когда я войду в атмосферу, - подумал Холлис, - то сгорю, как метеор".
- Хотел бы я знать, - сказал он, - кто-нибудь увидит меня?

Мальчуган на проселочной дороге поднял голову и воскликнул:
- Смотри, мама, смотри! Звездочка падает!
Яркая белая звездочка летела в сумеречном небе Иллинойса.
- Загадай желание, - сказала его мать. - Скорее загадай желание.


Рэй Брэдбери
.чертова сука. альфaрий 07:15:41
вселенная, ты, блять, издеваешься?!
07:18:53 фингoлфин
Чо там
07:24:55 альфaрий
Да было одно событие, которое я очень не хотел, чтоб произошло. И вселенная такая: "получите, распишитесь. В лучших традициях и максимально паршиво". Нагадила от души, одним словом
07:35:48 фингoлфин
Ааа жизнь Пипец ненавижу такое вот
07:37:12 альфaрий
вот я тоже причем там шансы были не очень высокие, что такое вот произойдет, но нет, блять
суббота, 10 ноября 2018 г.
кислород нeд флaндeрc 15:41:12
я по-прежнему поражаюсь этому переплету из совпадений, которые деталями ластятся и укладываются в целые мозаики поверх моих и ваших будних-выходных, составляя в конце концов прекрасную книгу. книгу случая, перипетий, эдакого «неспроста» и крохотных знаков извне, подтверждающим, что всё идёт так, как следовало бы, двигаясь в нужном направлении. такие мгновения выступают наружу вкраплениями осознания, насколько необходимы и обязательны эти импульсы оказаться здесь и сейчас; свернуть за тот или иной угол наобум, будто следуя голосам Макаревича и Кавагоэ, где «вот, новый поворот».

сегодня, проснувшись и прочитав в десятый раз финал «Мы», романа-антиутопии Замятина, я пустила по щеке слезу восторга, затем успокоилась и благополучно выбралась из сладких объятий пододеяльника. без четкого плана на день. единственной затеей было пойти и отсканировать кадры пленки, поэтому укрывшись полями шляпы от возможных осадков в виде дождя, я вышла на главную улицу и обнаружила, как же там сказочно. туман укутал арсенал высотных зданий до уровня 12-13 этажей, и чувство, что мы пребываем в огромном облаке, до сих пор не покидает аппарат моей фантазии. далее следовал ряд вещественных подробностей: выяснилось, что часы работы лаборатории как раз оказались проходящими, чтобы успеть вернуться за снимками до закрытия дверей; по пути к «дозаправке» кофеином флэт уйата я наткнулась на потрясающее здание, полное мелочей и нюансов, исчерченное граффити и плакатами, а при входе в помещение кофейни «Relax», когда я записывала видео-сообщению близкому человеку, с кем связан альбом группы Cigarettes After Sex, мои уши кольнул миг потрясения: бариста вдруг включил именно их песни! разве это не чудо среди обыденности? не то, ради чего хочется просыпаться, понимая, что за окном тебя вновь ждёт Тот Самый кинофильм с неизвестным ходом сценария; стихотворение, чьи строки так складно сопровождают друг дружку, следуя ритму твоих шагов вдоль мостовой.

нет, я не пытаюсь с пеной у рта спровоцировать вас на жизнь, дорогие друзья. не желаю упихнуть ваши головы в кокон из счастья, в изоляцию от проблем и паршивого самочувствия. неделю назад четыре праздничных для поляков дня я провела в кровати, испытав перед этим горечь нахождения в другой стране, так далеко, когда в семье произошла большая боль, а затем, столкнувшись с фактом, что в этой моральной прострации, где-то на учебе или посреди проспектов города, мой загранпаспорт был успешно проебан, тем самым перечеркнув мне возможность провести время в компании друзей из Минска, я совсем расклеилась. тогда, потерпев ряд горестей и неудач и остро ощущая собственное одиночество, отсутствие плеча, на которое можно было бы опереться, я закрылась в себе на двенадцать позвонков-замков, как бы желая заныкаться между подушек поглубже от мира, дабы никакие службы поиска пропавших без вести, вроде «Красного креста», не смогли поймать радарами мои координаты.

где-то в подсознании я догадывалась, что вскоре реабилитируюсь, но лишь снаружи, вне этого страшного ящика самокопания и ненависти. выбравшись еще в понедельник на пары, я уже сейчас, новым субботним днем, поражаюсь, как скоротечно прошла вся эта неделя, все семь насыщенных впечатлениями суток. кажется, чтобы сохранять внутри себя это хрупкое чувство любви к жизни, мне, порой, нужно от нее «отказываться», чтобы обновленным взглядом, прочистив его матрицу, наблюдать за происходящими событиями и быть их полноценной частью; вливаться в этот яркий бесконечный поток и постоянно влюбляться в происходящее вокруг колдовство, именуемое одним словом — «сегодня».

да, именно так, я — активистка собственного Сегодня.

Музыка King Krule — Rock Bottom
Категории: Lubi
.. Simurgh 13:59:53
 Блядь, мне же 25 лет .
.... огнесручий какаду 13:46:23
ГОВНО!!!!!!!!!!!!!!!­!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!­!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!­!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!­!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!­!!!!!!!

Категории: Сортир
пятница, 9 ноября 2018 г.
/ анрол 09:57:32
блядь это очень специфическая ситуация, дочка коллеги сука скинуоа мне в рабочий вайбер видео где спрашивает как по английски Акинатор. просто чё в голове у ребенка......
показать предыдущие комментарии (5)
10:12:01 shinitai
и вообще зачем эти двое тебя беспокоят, научи их пользоваться гугл переводчиком
10:13:14 анрол
как тебя зовут
11:47:44 shinitai
Настя.. а шо?
21:46:16 анрол
ниче. меня параноит. с переводчиком тема кстати, подгоню им нормальный
четверг, 8 ноября 2018 г.
https://vk.com/01w10 нот сэил. 13:53:57

vixi

последнее, что я тебе сказал тогда: пообещай, что будешь ждать.

это вселяло надежду, будто искренность твоего скромного ожидания скрасит и смягчит километры ужасающего расстояния, что нас будут разделять через ничтожные две минуты сорок, которые мы все равно потратили на поцелуи. нежные, исполненные в стиле французских романистов, со вкусом кедра, розе амабиле и печальной тоски по бесконечности неизведанного, что не хочешь узнавать, но должен своей участи и противишься безобразной судьбе.

мне потом сказали, - это был губительный способ сказать «mes vux les plus sincres».

и когда я услышал посадку на свой рейс, лишь на долю миллисекунды, в глазах твоих цвета какао велла я увидел безграничное желание не отпускать, приковать наручниками к изголовью огромной кровати шикарного лофта и умолять меня остаться, а потом все потухло - мгновение, что нам не постичь, и миг, которым нам никогда не овладеть сполна - и маска напускного безразличия плотно прижалась к твоему бархатному лицу с бонусной шикарной улыбкой и мимической ямочкой на правой щеке.

и я уехал покорять нью-йорк, потому что рисование - было и есть - единственной вещью, принадлежавшей мне по праву и сполна. поначалу мне ведь казалось и ты станешь моим, но узнав тебя поближе, ты оказался неуловимым, изворотливым паразитом, вселившимся в мое сознание, как в фильме ридли скотта чужой прицепился к эллен цепкими лапами на борту: с первого ненасытного взгляда у яркого желтого света фонаря на улице, усеянной сплошь гей-барами.

помнишь, как я в порыве ярости сказал, что лучше бы мы никогда не встречались, что тот ненавистный день, в который я сбежал из дома под предлогом учебы с подругой и получил свой первый секс от короля геев был ошибкой? я соврал.

даже если бы существовала машина времени, даже если бы мне сейчас было снова семнадцать, а тебе двадцать девять, то я бы никогда не свернул домой и не посмотрел на кого-то другого. я бы всегда, черт, всегда и во всех вариациях разношерстных развилок пугающей жизни выбирал тебя. я не хочу менять нашу историю: ни наш танец на моем выпускном из старших классов, ни твой молочный шарф армани в красных разводах, потому что после него гомофобный одноклассник на парковке пробил мне череп, ни мой тремор рук, ночные кошмары, беспрерывные панические атаки, ни твое «я о нем забочусь»; ни твои бесконечные трахи на стороне, которые я прощал, потому что ты говорил честно, что не можешь, не хочешь и не будешь моногамным; ни мою первую и единственную измену, которую ты в конечном итоге понял и с горечью простил, ни мое «вечности теперь длятся не так долго»; ни твой страшный рак, химиотерапию, куриные бульоны, нескончаемую тошноту; ни взрыв в клубе, после которого ты мне впервые сказал тихо и четко, что любишь; ни твое «солнышко», ни мои бесконечные «прости.прощай» или твое двусмысленное заявление «на наших дверях нет замков», смысл значения которого я осознал лишь спустя столько времени.

ты дал мне жилье, оплатил мой университет, который я, в конечном итоге, все равно не закончил, верных друзей и самое главное - позволил мне, такому маленькому и настойчивому мальчишке, проникнуть в мир, казалось бы, жестокий, холодный и грубый, но на деле - уютный, ранимый и уязвимый.

твой мир был малиновым закатом от приближающихся звезд по дороге вечного мрака.

ты сказал, это важно, чтобы я достиг успехов, и ты смог бы мной гордиться, а я бы смог гордиться собой. ты сказал, я - потрясающий, уникальный и неотразимый, что у меня все получится, ведь если мне удалось попасть в сердце такого отвратительного холерика, то какие-то выставки и признание - сущие пустяки.

спустя два месяца ты сказал, что нам не стоит созваниваться так часто, потому что это отвлекает меня от работы, а тебя от бизнеса, и вообще, мы превращаемся в какую-то слезливую пару лесбиянок. и потом ты перестал звонить, писать, отвечать. мы перестали общаться. шесть таких незабываемых лет погребли заживо быстрее полугода. наверно, это открытое равнодушие с твоей стороны задело мое самолюбие, и я попался в оковы колоритных стен пятой авеню: потные мальчики, легкие наркотики, вдохновение - я запутался в своих чувствах. подумал, что ты, такой далекий и увядающий, мне не нужен.

меня ломало, рвало на куски, мазало из стороны в сторону, пока я малевал новый третьесортный шедевр.

и спустя два года, таких мучительных, непонятных и удушающих, я снова начал рисовать твои портреты. я понял, что скучаю так сильно, что готов вернуться. и я понял, что можно стать известным и творить в маленьком городе, а тебя мне никто не заменит. тебя, такого великолепного в своем одиночестве, в красоте, непокорной временным рамкам. и когда я приехал, мама лишь покачала головой и попросила успокоиться, друзья отводили глаза, уходили от вопросов, наливали третий стакан, твой сын, имя которому я дал при нашем знакомстве, тихо скулил и бормотал под нос.

«где он?» - вырвалось у меня через две минуты сорок нашего семейного ужина. и все замолкли, время остановилось, и тишина начала давить.

«понимаешь, дорогой, рак вернулся. он умолял не говорить ни слова» - и я подумал, что меня обманывают, что они просто смеются, и на самом деле ты встретил новую любовь на одной из белых вечеринок и поселился с ним в париже или швеции.

потом мне показали дом, который ты купил нам, ожидая моего возращения, тонкие кольца, сделанные на заказ с гравировкой, дату свадьбы, которая могла бы, но не состоялась, и вообще, «это должен был быть сюрприз». но ведь ты с самого начала говорил, брак придумали гетеросексуалы, чтобы официально трахаться, тайно изменять, а в конце получать шквал обрушившегося дерьма и боли, и ты никогда на такое не подпишешься, даже под дулом браунинга. я надеваю кольцо на безымянный и громко спрашиваю, как это случилось, когда, и приговариваю, что вообще-то от рака при медикаментозном лечении так быстро не умирают. и все долго молчат, очень долго, пока не говорят, что ты на элегантном кадиллаке случайно пьяным слетел в кювет. ты не при каких обстоятельствах не сел бы пьяным в машину, я знаю. ещё я знаю, что у тебя с нашего расставания никого не было. и иногда в бреду, сгорбившись над унитазом, пока лучший друг поддерживал тебя за плечо, ты скулил и звал меня. сначала я злился, почему мне никто не сообщил, почему ни одного чертово дупло не решилось посплетничать, донести, намекнуть, что надо приехать и обругать тебя, такого глупого и напуганного мальчика за непослушание. но потом гнев сменился на боль от подкатившего к глотке разочарования, что я так и не получил тебя, слащавые клятвы, жизнь тупых моногамных людишек с детьми, встречами с соседями, совместными поездками на отдых всей семьей.

удивительно, но в лофте до сих пор пахнет тобой, то ли тут никто до сих пор не смел убраться, то ли дорогущий одеколон въелся и осел, то ли все это мне мерещится. люксовый крем от морщин на тумбочке, твой именной браслет с ракушками на моей тонкой руке, никем не подписанные бумаги рекламного агенства горой на шоколадном столе, галстуки прада на дверце полуоткрытого шкафа, панорамное окно во всю стену, и, боже, как тебе здесь было невыносимо одиноко. я задумываюсь об этом и начинаю плакать. правильно ты мне говорил, что если я начинаю мыслить, то это плохой знак.

а я постоянно в воспоминаниях о тебе, беспрерывно и безукоризненно.

и там ты проводишь указательным пальцем по моим пшеничным волосам, укладываешь ладонь на щеке и замираешь дыхание, смеешься с собственного сарказма, выбираешь наряд для ресторана, стонешь от моей утренней прихоти, выгибаешь спину и просишь меня внутри. и каждый две минуты сорок просишь меня остаться, та миллисекунда, тот взгляд, я прокрутил его прожектором перед собой столько раз, что уже сбился со счета. я будто стою под дождем турецкого сериала под песню wicked game, и не понимаю, что идут титры.

единственное, что я попросил тебя, когда уезжал - дождаться. мой любимый, непокорный мальчик, ты всегда делал все по-своему. и все, что я сейчас понимаю, проглатывая найденную в ванной хлорку, что любить тебя - было самым прекрасным и извращенным способом самоуничтожения.

des milliers de fois, merci. des milliers de fois, je suis dsole.

тысячу раз спасибо. тысячу раз прости.

Музыка The Neighbourhood - Leaving Tonight
.... огнесручий какаду 08:53:49
ГОВНО!!!!!!!!!!!!!!!­!!!!!!!!ЖОПА!!!!!!!!­!!!!!ПОСРАТЬ!!!!!!!!­!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!­!!!!!!СОРТИР!!!!!!!!­11ТУАЛЕТНАЯ БУМАГА!!!!!!!!!!!!!­!!!!!!!!!!!!!!

Категории: Сортир
.... огнесручий какаду 04:37:27
СДОХНИ!!!!!!!!!!!!!!­!!!СДОХНИ!!!!!!!!!!!­!!!СДОХНИ!!!!!!И ТЫ СДОХНИ!!!!!!!!!!!!!­!!!!!!!!!1И ТЫ СДОХНИ!!!!!!!!!И ЧТОБ ВСЯ ЗООШЫЗА СДОХЛА!!!!!!!!!!!!!­!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!­!!!!!!!!!!
04:40:27 G.E.N.J.I
8-|­
04:43:09 ты тупaя сoбaкa
вот бы сдохнуть..
среда, 7 ноября 2018 г.
взмах невидимых крыльев hungry moon 22:32:50

hidden passion

Сегодня я как-то снова вспомнила себя в пятнадцать лет. Мои мысли начались от Германа Гессе. Это мой любимый писатель. Кто-то, уже не помню, кто, сказал, что мы обычно идентифицируем себя с персонажами книг, поэтому та или иная книга нам нравится более других, герой оказывается более близок. Я не скажу, что согласна с этим, тем не менее, думаю, это применимо относительно меня и книг Германа. Когда я открываю его книги, я будто погружаюсь в свой собственный внутренний мир. Потому что я точно так чувствую, точно так думаю, даже пейзажи, описанные в его книгах, меня увлекают, поскольку именно таким языком, в таких чувствах я воспринимаю красивое. Мне кажется, что я очень близко его знаю. И первый раз я открыла его книгу, когда мне было 15 лет. Тогда я, помню, не дочитала, но позднее вернулась и открыла его для себя полностью. Надеюсь на этот Новый Год получить собрание его сочинений в 8-ми томах.
Почему-то даже АА считает, что его книги нудные, хотя и "концептуальные". Для меня же они совсем не являются нудными. Ритм его повествования созвучен моему внутреннему ритму. Он просто нетороплив и любит рассуждать, его герои довольно рефлексивны; чувствительны, но поглощены исследованием своего внутреннего мира, немного оторваны от действительности. Помню, я как-то думала, что если бы мы с Германом встретились, то кто-то из нас мог бы влюбиться в другого, томился бы, но другой об этом так бы и не узнал, мы бы не познакомились. Или же, наверное, при всей схожести, мы бы чувствовали друг к другу неприязнь, как одинаковые полюса отталкивает друг от друга. А, может, это была бы очередная книга о том, как мужская и женская часть одного человека не могут найти общего языка.
Кстати, отступлю еще. Мне претит, когда кто-то начинает анализировать книги и хочет непременно втянуть в этот процесс меня. На мой взгляд, это похоже на то, как что-то живое, чувствующее хотят вскрыть ножом и посмотреть, как это устроено. То есть организм хотят изучить как механизм. И это всегда так неполно. Интерпретации, интерпретации. Попытка высказать чувственное языком. Сама-то попытка хороша, но противоречит природе и убивает суть. И мне жаль, что я не могу донести многих вещей из-за того, что я их чувствую, но не могу сказать. И дело не в словарном запасе. Когда я начинаю объяснять, особенно, нечто объемное, для чего потребуется много слов, я будто начинаю постепенно убивать это как чувственное. Но как тогда передать?
Да, есть еще кое-что. Не дающее покоя. Это, для ясности, я все-таки пыталась объяснить в словах себе, хотя получилось не очень. В общем,
Мысль опережает текст. Я знаю, что мне нужно много писать, все свои мысли, теории, концепты. Потому что потом они сворачиваются, и я остаюсь знать их только чувственно. Обратно развернуть сложно, а затем сложно объяснить, как я пришла к выводам, строящимся на этих теориях. Да и, в целом, что-то мне подсказывает, что мне будет, кого учить. Что-то вроде предназначения. Кстати, такая глупость. Мне действительно хочется учеников. Но, я понимаю, что знание должно быть "объективно", что это должна быть какая-то дисциплина или навык, конечно, связанный с духовным развитием, в процессе которого я могла бы давать свои мысли обучаемым и получать обратно, обработанными, может, дополненными, видеть, как кто-то воспринимает это и это ему помогает. Но, да, я не обладаю, пожалуй, ничем. Я обладаю недооценкой своего мастерства в любой области. Мне постоянно кажется, что я "недозрела". Где-то это объективно, где-то - нет. Многие, не имея никаких оснований, делают громкие заявления о себе, тем не менее, так они начинают свою активность и подтягивают свои знания и навыки в процессе, но они умеют начать, умеют двигаться. Я же постоянно думаю, что мои знания и умения недостаточны для того, чтобы о них как-то заявлять. Таких примеров в моей жизни предостаточно в настоящий момент, какие-то из ситуаций - стабильны и растянуты во времени, это все то, что я никак не начну. Сейчас, к слову, я даже думаю, что не хочу иметь детей по той причине, что не смогу их научить ничему полезному, буду как-то плохо к ним относиться и вообще не так сильно кому-то нужна такая мама, как я. Депо. Ну, а учеников не жалко. Самый свежий пример такой недооценки себя - недавно катались на лошадях. Меня спросили о том, умею ли я кататься. Я невнятно покачала головой, что означало "так-сяк". В итоге мне чуть не дали мула, хотя, видя мою очень злобную физиономию, дали коня, но того, что был меньше. В итоге весь маршрут мы на конях шли пешком, с сопровождающим. Под самый конец я не выдержала и попросила, чтобы мне дали нормального коня прокатиться пару кругов по загону, но "по-человечески". Собственно, десять минут счастья было. После чего меня удивленно спросили, почему же я не сказала раньше, что спокойно могу скакать, можно ведь было не сопровождать меня и дать коню бежать, а не идти. Что ж, вопрос хороший. Называется, высокая планка. Если я не участвую в соревнованиях и не бегаю на коне 24/7, то, видимо, "так-сяк". А что касается таро, то я уже задумываюсь, а нужно ли вообще задумываться о потоковой работе. Человеческие запросы очень мало меня интересуют, тупы они, как невесть что. Я, конечно, тоже таким балуюсь, но каждый день так деградировать - уж не знаю. Оторванность от действительности, как я писала выше, кажется, это она.
Собственно, почему я пишу такой большой текст, так и не продолжив тему первого моего предложения? Все просто, я несколько дней подряд большую часть времени провожу за чтением книг. Вот и лезет поток, большой, развернутый. Развернешь один - вот, уже полез второй. И множество ответвлений мысли. Хочется сказать и о том, и о том, и обо всем подробно. И не удержаться. Хотя бы кратко, но все-таки.
Я снова скачала себе пв. Бросила играть я последний раз 2 года назад, а теперь опять потянуло вернуться. Бросила по той причине, что поняла, что виртуальный мир полностью заменяет мне реальный, а это уже ненормально. А сейчас это мой осознанный эскапизм. Вообще период такой начался, бегственный. И уже успела задонатить около пяти тысяч. И сейчас акция классная. Но деньги, которые у меня есть, сейчас не при мне. С какой-то стороны это хорошо, а с какой-то - я все равно их потрачу в игру. Единственное, что останавливает, это то, что эти деньги, скажем так, подарок, и меня просили не тратить на все подряд, а на что-то одно, но нужное. Поэтому будет максимально тупо потом сказать, что я слила их в игру. Даже, к примеру, курсы астрологии/таро/дч/­итд гораздо более разумное и адекватное вложение, которое было бы одобрено.
А еще я уже больше двух недель не общаюсь с людьми. То есть, я общаюсь только с родственниками, но не общаюсь со сверстниками. Вообще. От слова совсем. Буквально пара коротких переписок - натурально, из нескольких предложений, по делу, и все. Я как-то и не знаю, хорошо это, плохо ли. С моим осознанным эскапизмом очень хорошо, поскольку раньше ужасная потребность в живой душе и гнет моих иррациональных страхов, субъективное чувство одиночества, основанное на инстинкте выживания, столько донимали меня, что приходилось искать контакта. А контакт, как правило, только заставляет меня, рано или поздно, испытывать сильно неприятные эмоции.
Так и вот, вспомнила я себя в пятнадцать лет. У меня были крашеные черные длинные волосы, моя бледная кожа, мои тонкие губы, мой каждодневный макияж, моя одежда с модным в то время рисунком в виде крестов. Этот период у меня ассоциируется с какой-то невинностью. Как будто не свершен еще какой-то грех, который образовал пропасть между мною тогда и между мною сейчас. А еще период до этого, когда у меня были длинные волосы натурального цвета и платье в белое кружево. Но тогда мне было слишком уж грустно, и это было не по внутренним причинам. Сначала, когда я вспомнила этот период, когда мне было пятнадцать, мне показалось, что тогда я хорошо себя чувствовала, поэтому у меня возникло такое желание сейчас покрасить волосы снова в тот цвет, будто так я верну себе себя тогдашнюю. Но, подумав, я поняла, что хорошо мне никогда особо не было. Вообще. Сейчас, пожалуй, из лучших периодов за мою прошедшую часть жизни, поскольку сейчас нет каких-либо внешних тиранов и обстоятельств-мучит­елей. Теперь все это внутреннее. Если раньше мне было просто плохо, это относилось к области душевных болей и, максимум, тоски по идеалу, ну и аутоагрессия с себянелюблением, то теперь это объективный пиздец, хотя было и хуже (2 года назад), но могло бы быть и еще хуже (как кое-кто). Да, пожалуй, меня успокаивает то, что у некоторых знакомых крыша поехала в полнейших смыслах этого слова. Не так, чтобы чуть съехала и ерзала, а вот чтобы уже оторвалась и улетела восвояси. Если честно, мне даже кажется, что во время знакомства с этими людьми мы сошлись потому, что находились примерно в одинаковом состоянии, стадии. Только кто-то чуть выбрался, а кто-то сказал "пока-пока". Да и ладно. Я о том чувстве невинного. Это такое классное состояние, когда видна эстетика. Когда трогают стихи, еще не до конца зарублены мечты и что-то чувствуешь. Сейчас я слышу себя иногда. Это тот пресловутый внутренний голос, который иногда что-то говорит, а иногда и кричит. И ты знаешь все, понимаешь... - Вспомню сейчас правило психологических тренингов. - А я знаю все, понимаю, но оставляю себя запертой в себе, у меня нет ключа. Это существо внутри меня не может осуществиться. То есть, по сути, я, глубинное я, то я, которое я, - я не существую. То есть, я не существую в реальном мире. Я существую внутри и то, что я существую, уже очень хорошо. Но я не проявляюсь в мире, я не живу, не действую. Но я хотя бы есть. Раньше и того не заметно было. А я есть и я чувствую, но это столь иррационально, столь отвергается разумной системой меня. Когда я начинаю осознавать себя этим внутренним голосом, когда переношу в него свое сознание, я вдруг понимаю, что то, что осталось сверху - бездушная машина, крепость. Здесь трудно выражаться словами, поскольку необходимо донести понимание, где я, где не я, где мое сознание, и что есть, кроме этого, ведь иногда это тоже я, а иногда нет. Термин Я вообще очень сложен. Или, допустим, когда каждая из субличностей, возбужденная всех нас интересующим вопросом, рвется к "микрофону" со своим мнением? Личностей много, а микрофон один. Если мнения группы личностей совпадают, то нужно говорить "мы", а если нет - то "я", но сначала у микрофона одно "я", а потом другое "я", и всех в итоге путают. Но вернемся к тому, когда я - это маленькая точка глубоко внутри, оно обладает моим голосом и, в общем-то, даже визуальным представлением. Когда сознание перемещается и становится этой точкой, то вся та психическая структура, что оставлена сознанием, становится тюрьмой - автономный механизм, созданный мною(нами?), видимо, из соображений безопасности, когда-то это было нам необходимо. Эта тюрьма бездушна, хотя обладает также собственной речью и своим арсеналом действий. Вот, я знаю, с чем сравнить. Эта оставшаяся психическая часть похожа на какого-нибудь из персонажей моих снов. Персонаж - часть психической массы, он запрограммирован и следует своей программе. Если же я осознаюсь во сне и вступлю с ним в диалог, он ответит лишь на то, что в его компетенции, если я попрошу его действовать каким-либо определенным образом, то он ответит, что обладает ограниченной автономией и не может нарушить программу. Так что обойти ее могу я, как сознательное существо, он же действует автоматически, хотя, скажем, также обладает речью, но действовать может лишь программно. Так и с ситуацией, где для меня психическое вещество исполняет роль тюрьмы. Я пытаюсь выбраться, но слаба, и до того, как наберусь неимоверной силы, превышающей силу тюрьмы, я не выйду. Тюрьма же, можно подумать, испытывает ко мне некоторую жалость, но не может отойти от своих функций, поскольку ее программа - защищать и удерживать, как внутри, так и снаружи. К моему большому сожалению, ограниченное число ситуаций пробуждают это внутреннее Я. Ему неоткуда набраться сил, чтобы вырваться и проявиться, отстоять себя самостоятельно. И один из плюсов, наверное, этого моего Я - оно обладает целостностью. Я в этом не уверенна, у меня(нас) в голове это трудно помещается. Нам правда сложно представить, что есть кто-то, кто мог бы вместить в себя всех нас. Вот, сейчас наступил момент, когда все больше человек из нас об этом задумались и каждый сейчас рвется к написанию этого текста. Мне показалось, что она могла бы нас действительно вместить. Мы ведь долго этого искали. Мы живем дружно, но все равно это тяжело, когда вас много, а тело - одно. И самоуничтожиться мы явно не можем, оставив кого-то одного. Но если есть кто-то, кто мог бы сохранить всех нас и сделать чем-то одним - я думаю, что мы должны попытаться помочь этому. Что касается, вновь, невинного и более-менее аутентичного моего тогдашнего образа, могу сказать, что мой проступок, нарушивший невинность, состоял в моем внутреннем сломе. Тогда еще, года четыре назад. И все после этого усугублялось, и невиданным способом я вынырнула. Но суть в том, что когда-то я предала себя и отказалась от себя. Примерно поэтому у меня есть татуировка "Henry". Потому что я хочу помнить, я не хочу отрицать, я хочу если не вернуть, то хотя бы сохранить. Когда я пытаюсь вернуться в то состояние пятнадцати лет, я словно пытаюсь залезть в детскую коляску, которая мне давно не по размеру. Залезть я, конечно, могу, вот только я выросла. И неизбежно, что со мной произошли какие-то вещи, внешние, но все-таки, куда важнее, и внутренние, которые оставили глубокие следы и преобразовали меня. И я уже не буду никак в том же виде, в каком была. Неизбежно преобразованная и нуждающаяся в дальнейшем развитии, я могу приблизить еще больше "Henry", но понимая, что нахожусь среди множества множеств.
По поводу множеств - я снова возвращаюсь к понятию о Майе. Абсолютно точно чувствую и понимаю, и другим словом, кроме "Майя", Майю не передать. Я объемлю мир в множестве, я вижу линии, я вижу всевозможные интерпретации, я вижу ОЧЕНЬ. МНОГО. И чем более я погружаюсь в видение этого, тем более я предаюсь трансценденции и перестаю существовать как я. Я чувствую себя абсолютно всем, но это тоже неверно, потому что уже нету "я". Как можно передать "я - это все, а все - это я", если Я вообще в этот момент нету. Все - это все? Это трудно. Кажется, что просто и очевидно, каждому понятно, но сказать-то как? Тому, кто знает состояние, это ясно. Но словами объяснить никак. И это состояние трансцендентальност­и включает в себя знание обо всем. Я знаю все, что есть. Я знаю суть. Я знаю, если угодно, истину. Сказать я этого абсолютно не могу. Довольно большую часть этих знаний я имею в состоянии, когда еще являюсь "я". Когда же становлюсь всем, то просто есть. Все. Поэтому так трудно рыться в словах. Но зачем-то я это делаю. Конечно, здесь я не усердствую, чтобы кощунственно пытаться передать нечто сакральное. Но все же что-то я здесь говорю. И знаю, что говорить нужно, чтобы видеть мысль насколько можно более развернуто.
А последней мыслью здесь, пожалуй, будет то, что меня уже несколько лет гложет. Я ощущаю суть, я ощущаю взаимодействие двух людей и вижу энергии, что задействованы между ними, вижу, что происходит на "тонком плане". Но, к сожалению, у некоторых людей наличествуют фильтры, не позволяющие им дойти подобной информации до сознания. У других же, все еще подлее, поскольку я знаю, что эта информация доходит до их сознания, они знают, они чувствуют, понимают, но, согласно их психической организации, выработанным там правилам взаимодействия с реальностью внутренней и внешней, их обработка этой информации и дальнейшее поведение может отличаться от того, как это происходит у меня. И это просто максимально тупо, когда люди чувствуют и знают суть их взаимодействия, но не могут найти друг друга на когнитивном уровне. И я совершенно не знаю, что с этим делать. Я обсуждала вкратце эту проблему с несколькими людьми, но увидела, что они не совсем меня поняли. Или, может, их ответные слова были сказаны не на том языке, на котором говорю я. Ведь если превращать все это в разговор - снова начинается банальный анализ, "резание живого". Это тонкий материал, и с этим сложно. Я знаю, почему душа как бабочка. Но сколько слов мне предстоит сказать еще.

Категории: 1
Взято: Вера ночной таксист 14:25:12

­Phillin 7 ноября 2018 г. 16:14:10 написал в своём дневнике ­Порой люди хуже демонов (с)

Это чувство, когда ты медленно опускаешься на дно самой глубокой реки. Быстрые воды омывают твое тело в вечном потоке, а ты замер как в невесомости и продолжаешь свое погружение вглубь. Солнечному свету все труднее пробиваться сквозь эту толщу и ты видишь отдельные рассеянные лучи, вонзающиеся во тьму яркими иглами. С каждой минутой давление толщи все сильнее и больше выдавливает воздух из твоей груди, восходящий тут же к поверхности искрящимися радугой пузырьками. Ты хочешь поймать один из них, похожий на кусочек звезды, но даже не можешь пошевелить пальцами, не то, чтобы поднять руку - тьма глубины сковала тебя. Ты понимаешь, что так глубоко тебя никто не найдет и закрываяшь глаза в безысходности. Последние живые слезы растворяются в мертвой пучине, как ты ощущаешь что-то теплое на своей ладони. Ты смотришь в сторону и видишь печальную улыбку еще одного утопленника, что слабо, но ощутимо берет тебя за руку.
Ты такой не один.
И ты оглядываешься вокруг и видишь, что все дно усеянно блеклыми лицами, давно потерявшими свет, утопая во мгле. Ты думаешь, может кто-нибудь из них поможет тебе всплыть и тут все они начинают тянуть к тебе руки, даруя надежду. Вот только потом ты поймешь, что их руки утопят тебя лишь глубже, потому как в тебе еще есть чистый воздух, который может позволить увидеть позабытый свет. Каждый из них хочет всплыть сам и как бы не уверял даже себя, впитывает твой драгоценный кислород в жадном стремлении еще хоть раз погреться в лучах, но вместо вожделенного спасения, лишь топят глубже. Вся правда в том, что ты не можешь надеяться на чью-то помощь, а должен грести самостоятельно.
Только ты можешь спасти себя.
Те, кто рьяно хватают тебя за руки, лишь утягивают тебя на дно. Но прислушайся и ты услышишь голоса тех, кто хочет тебе помочь. Они зовут тебя к свету и как бы ты ни надеялся на большее - это все, что они могут сделать для тебя. Но их вера в твои силы, если ты оценишь ее по достоинству, может не дать тебе утонуть обратно, в те дни, когда ты устанешь бороться с потоком.
Вера делает людей сильнее и иногда она ценней любой помощи.
•| Сбивчиво. Очень сбивчиво А.С.Гро 13:51:19

Sun king in dust — из звёздно­й россыпи­ небес

В сне земном мы тени, тени...
Жизнь — игра теней,
Ряд далеких отражений
Вечно светлых дней.


В. С. Соловьев

­­

Свет. Огонь. Свет несущая.

Когда я слышу из кривых уст имя, данное мне отцом, то мне становится неприятно. И не только потому, что я его перестала воспринимать. Не только. Да, я, в самом деле, плохо осознаю, к кому зачастую оно адресовано. Прошло уже очень много времени, и это выросло во что-то большее. По-своему вышла весьма ироничная ситуация. Родители решили дать мне такое имя, которое бы означало что-то светлое. Нет, даже не так. Чтобы я сама несла этот свет, чтобы я сама была им (очень жаль, что их воля криво исполнилась; если кто-то скажет, что я светла, то удивлюсь: чаще тьма. Или, быть может, она просто так нужна свету?). Именно моя мама должна была дать имя второму ребёнку — она уже считала меня Еленой (всегда были ассоциации с огнём, но само имя мне никогда не нравилось раннее, чего не скажешь о самом огне в конечном итоге). Однако отец запротестовал и вместе с моим старшим братом заявил, что девочку следует назвать Светланой. И никак иначе. Так и случилось. И теперь я не могу избавиться от мысли о том, что его запачкали грязными ртами. Изуродовали. Исказили. Уронили в земную бездну. Это не свет. Полумрак. Нечто иное. Но не свет. И это слово не воспринимается мне более именно именем. Оно что-то большее. Нечто другое. Свет, подаренный мне близкими людьми, которые лелеяли надежды относительно меня. Это свет. Настоящий. Не имя. Как символ. Как оберег. Как талисман. Я не знаю. Но оно запретно в моём восприятии. Я уже спокойно реагирую, когда редкие люди вдруг обращаются ко мне так (очень и очень редкие) просто потому, что считаю это какой-то формальностью. Да и не слышу, не воспринимаю. Но, тем не менее, имя – это безумно важная составляющая человека. Как назовёшь себя, так и покатишься. Лучше, конечно, пойти. Так что этот вопрос со временем отпадёт для меня вовсе.

Да, его запачкали. Но только меня уже не запачкать.

Я осознаю, что большую часть своей жизни стремилась стать кем-то, но не собой. Только вот итог печален. Оправдать чьи-то надежды. Стать светом. Стать лучше, чем старший брат. Доказать что-то и кому-то. Быть лучше, чем все прочие. Но всё это детский вздор, глупости, если хотите знать. В моих руках всё рассыпалось. Рано или поздно. Вообразить себе какой-то идеал дочери, которую бы отец любил, уважал. Которой бы восхищался. Но каждый раз мне казалось, что я всё делаю не так, как надо. В моей голове как будто засел отцовский голос, воплощающий мою совесть и всё на свете в этом духе. Но отца нет и не будет. И мне не узнать, каким он был сам. Верно, знаю: он был бы мною разочарован сейчас больше, чем когда-либо на свете. Я не стала ни идеалом дочери, которую сама себе придумала, ни собой — сейчас я просто прах. И крах, который звенит в имени, данном мне этим человеком. Но продолжать гонку за лучшее в себе просто не могу. И уже очень давно. Может быть, не было бы сейчас этой катастрофы, если бы я столько лет не подрезала бы сама себе крылья. Мой свет искажался и обращался тьмой в самый неподходящий момент. И ко мне, и к людям, которые меня окружали. В действительности ни один человек, который бы сблизился со мной в реальной жизни, не остался в целости и сохранности. Порою я влеку к себе обманчивым светом кого-то, а потом ничего хорошего не происходит. Вот и всё. Потому что я один сплошной обман — самообман.

Подробнее…От придуманного мною идеала дочери отца мало что осталось. Но мне стоило понять раньше, что я не кукла, я не проект своих родителей. Единственным кем я могу стать — это собой. Я не могу отвечать запросам других людей и это нормально. В попытке стать кем-то я стала никем, все мои знания и воспоминания перегорели, оставив лишь обрывки, — и пить таблетки я не желаю. Теперь могу дышать лишь словом, но у меня и его забрали — у меня остался лишь сон. Я не проект. Ни их, ни ваш, ни твой, ни свой. Один сплошной обнажённый нерв. Но я точно могу сказать, что моя семья важна для меня. Они столь много сделали для меня.

И в то же время меня злит. Ты называешь долг перед семьёй зависимостью. Я не могу забирать у матери последние деньги на дорогие вещи, потому что я их хочу. Она заслужила тоже. И заслужила очень многое. Это не страх перед мнением. Нет. Я дорожу её сердцем и не хочу сделать ей больно. Но у меня плохо получается дорожить чем-либо, кем-либо. Бросать колкие слова в сторону своего окружения — это не свобода. Это рабство своей пылкости. Своего бунта. Попробовать беречь — это труднее. Ты говоришь, что я зависима? Да, наверное, семья и любовь в некоторой степени это почти всегда зависимость. Я не сорняк — меня вырастили, понимаешь? И я вправе быть им благодарной. Я могу делать то, что пожелаю и причинять им боль... Но постой — я этого не хочу. Поэтому я этого не делаю. Понимаешь?

Да, не всё так гладко. И любовь и свобода, которые мне давала мать, всегда были спорными вещами. Я вечно принимала сложные решения одна. Мне думалось, что меня просто бросали и говорили решать. Она боялась принимать такие решения за меня, чтобы не повторять ошибок своих родителей. Это здорово, но это крайности. Абсолютные. Однако если задуматься я всегда могла попросить совета и поговорить по душам, но я возвела стены. И эти стены я возвожу везде.

Я стараюсь быть честнее, стараюсь.


Всем ужасом весны пропах мой лёд души. И ты со мною больше не греши.
В златом свете мы с тобою стояли наяву. Однако не смеши: ты обманут был красотами огней.
Ведь в златом фальшивом свете фонарей мы стояли наяву.


Подкаст Secret Garden - Dreamcatcher

Категории: #6 - Колыбель качает нимфа
Ля, мой брат мастер фразочек, вчера такое выдал: - Я разделся и хочу... Диссоциативный Комочек 07:45:47
Ля, мой брат мастер фразочек, вчера такое выдал:
- Я разделся и хочу
- Блять... ой бля... я сказал бля, мам, я сказал не блять, а бля... бля...
- *Упал с камня в озеро* Маааамммааа мои колокольчики, я потерял мои колокольчики
- Мама, мне мальчик не даёт
- Папа сказал, что он приедет в эту больницу и дас т всем пизды

Настроение: лилилилиил
Хочется: шарики орбиз как у мистера макса
.... огнесручий какаду 07:40:13
ГОВНО!!!!!!!!!!!!!!!­!ЖОПА!!!!!!ПИСЬКА!!!­!!!!!!!!!!!!!!!1
вторник, 6 ноября 2018 г.
Придумал небольшой рассказик про ОС. Пока что в стадии разработки. ]:-) Marikukun 19:17:09
Около два года назад, 16 подростков попали в глубокую кому. Эти юноши жили в разных уголках мира, но всех их объединяло невероятная мозговая активность, така же когда человек видит сон. Их нельзя было назвать коматозниками, но и в сознании они не были. Множество попыток разбудить их не увенчались успехом, словно их души покинули тела, и находились они очень-очень далеко. Эта проблема затронула множество научных сообществ, так как в истории таких случаев ещё не наблюдали. В разных СМИ были афишированы истории о подростках мистическим образом провалившийся в вечный сон. И наконец, два года спустя один из них наконец проснулся.

#Россия# город Иркутск. 1 клиническая больница.
В палате пациента в данный момент находились 5 человек. Это было не обычно, ведь если учесть размер палаты, то в нем могли находиться примерно Максим 3 человека. Из них 2 учёных профессоров, один дежурный врач, один оператор видео съёмки и сам пациент. Возникает вопрос, а зачем эти люди собрались здесь? Прична этого была в пациенте. Он два года находился в коме, но его мозг проявлял невероятную активность, за которой в редких случаях можно наблюдать так долго. Если учитывать что он находился в таком состоянии уже два года, то можно сказать очень-очень долго. Один из учёных наблюдавший за энцефалограммой пациента решил, что такую мозговую активность человек проявляет только когда он видит сон. Коротко говоря этот пациент видел сон на протяжении двух лет. И таких людей по всему миру насчитывалось 16. Это назвали редкой болезнью, которому не было ни каких объяснений. Только одно связывало всех этих больных. Они все были примерно одного возраста. И вот сейчас 2 учёных, дежурный врач и видеооператор чуть ли не ликуя ожидают первые слова пациента который только что проснулся. Однако не смотря на то что уже прошло около 10 минут, пациент не проронил ни слова. За это короткое время он только перешёл в сидячую позу и начал наблюдать за окружением. Однако, эти 10 минут для людей которые чуть ли не сходящих с ума, от ожидания казались почти вечностью. Наконец он произнес свои первые слова за эти 2 года, после пробуждения. Слова которые чуть не повергли в шок всех находящихся в этой палате, за исключением пациента.
- Черт. Опять петля? Но кажется локация изменилась. Пофиг. Просто поубиваю всех находящихся здесь.
Рука видеооператор дрогнула. Минуту назад он улыбался до ушей, так как снимал очень редкий материал, который мало кому удалось бы заснять. Но теперь в его голове крутились последние слова пациента "поубиваю всех находящихся здесь".
Однако учёные даже не дрогнули. Один из них предположил, что пациент ошибочно думает что он все ещё находится во сне.
- Прошу прощения, но вы находились в коме два года. И только что проснулись как мы предлагаем после долгого сновидения.
-...
Пациент на минуту замолк.
- Вы хотите сказать что я уже в реальности? А не во сне?
- Да.
Отозвались все находящиеся здесь.
- А чем докажете?
Эти слова стали полной неожиданностью для учёных.
- Ну вы можете ущипнуть себя, или может вам принести холодную воду?
-...
Бернард(один из учёных) сам понимал как банально прозвучали его слова, но кроме это ему в голову больше ни чего не пришло. А остальные молчали как партизаны.
-Ладно. Есть более надёжный способ.
С этими словами пациент встал на ноги. Все замерли и наблюдая за ним. Он подошёл к стене, и с размаху ударил его кулаком. Как и все ожидали кулак глухим звуков ударился об стенку и оставил после себя кровавый след.
"Довольно радикальный метод проверки" отметил для себя Бернард"
-Хм.
Пациент погладил по своей руке и лизнул окровавленный кулак. Картина была мрачноватой, и все немного испугались пациента.
- Если бы это был сон, то по идее с таким слабым ударом, я должен был проломить стену, или мой кулак должен был пройти через нее. Да уж, кажется я действительно проснулся.
С этими словами пациент сел на свою кровать.
- Эм, не могли бы рассказать что с вами случилось? И что вы помните из последнего прежде чем попали в кому?
- В кому говорите? Вообще-то это называют глубоким сном.
-Так вы действительно видели сон? За все эти два года?
- Два года говорите? Как по мне я пробыл там две сотни лет. Да уж, как же хорошо опять вернуться в молодость. Там я порядком одряхлел и подумывал сменить аватар, но теперь в этом нет необходимости.

200 лет? Всех шокировали эти слова, за исключением Бернарда.
Он на протяжении 10 лет изучал ОС( осознанное сновидения) и в практике наблюдал что людям видевшие ОС казалось что они там проводили приличное время.
"Однако 200?" Отметил он. Но больше всего его волновало поведение пациента. Несколько минут назад пациент сказал "опять попал в петлю".
Обычно люди попадавшие в петлю после пробуждения чувствовали себя невероятно уставшими и страдали от глубокой депрессии. Некоторые даже попадали в психушку. В редких случаях конечно.
Однако в лице этого юноши не отображались эмоции. Ни радости от того, что вернулся, ни капли признака дэпрессии и дэперсонализации, которые он наблюдал у других людей.
- Для человека пробывшего столько времени в коме, вы необычно спокойны.
Отметил Бернард.
- Ну когда проживаешь два века, то необычайным образом обнаруживаешь, что теряешь способность проявляет хоть какие-то эмоции.
С этими словами он улыбнулся опровергая то что он говорил ранее.
Однако, его улыбка была настолько страшной, что дежурный врач невольно нажал кнопку охраны сам того не замечая.
- Кажется вы ещё не утратили способность проявлять эмоции.
Сказал Бернард улыбнувшись.
- Вы можете рассказать все что с вами случилось?
Обратился к пациенту Александр Юрьевич теряя терпение.
-мм. Я конечно могу рассказать все по порядку, но это займет довольно долго времени. Хотя ладно. Дела чуточку могут подождать. И кажется мышцы за это время атрофировались, и какое-то время я не смогу нормально передвигаться.
- Мы все внимательно вас слушаем.

-Это случилось хм. Я уже не помню число. Но кажется был ноября. Конец ноября? В то время я практиковал ОС (как я и думал отметил Бернард) и у меня это довольно хорошо получалось. В конце концов я достиг уровня, когда мог входить в состояние фазы просто по желанию. По началу было очень круто. Ощущать себя богом своего мира. Но в то время я не знал об этих жутких тварей.
- тварей?
- Да. Своего рода существа разных категорий. Энергетические вампиры, призраки, монстры. И у каждых этих тварей была своя иерархия. По началу моей ментальной энергии было достаточно что бы справляться с ними, пока я не встретил их.
-Их?
Все сглотнули. Если бы посторонний человек, не знающий о ситуации, зашёл бы в эту палату и послушал все, что говорил этот юноша, он бы решил что это парень несёт какую-то ахинею. Бред! Но для людей находящихся в этой палате, каждое сказанное слово было очень важным.
- Да. Мы называли их аристокрами. Высшие вампиры.
- Мы?
- Да хватить перебивать. Вы не даёте мне сконцентрироваться.­ Думаете это простое дело, вспомнить что случилось столько лет назад?
- Прошу прощения. Продолжайте.
Ответил Бернард, но в то же время, он размышлял о его словах. Он сказал "мы" значит есть вероятность, что он мог встретиться и с другими, которые находятся в данный момент в таком состоянии.
- Я встретитил одного из них. Он был необычайно приветлив, и темной ауры я не ощущал. Поэтому я решил не выгонять его из своего сна. Он появлялся у меня в с нах несколько раз. Мы довольны сдружились. И однажды он предложил мне погрузиться ещё в глубокий уровень. Он сказал что поделиться со мной со своими знаниями. Я купился на это. И спустились на более глубокий уровень. Если говорить насколько, то это около 7000.
- 7000 уровень? Вы можете более подробно рассказать об этих уровнях?
- Ну все эти уровни очень разные. Обычный человек когда видит сон, он находится от 1 го по 10 уровня. Практикующие ОС начиная от 100 го уровеня дальше. Предела нет. Но я очень редко наблюдал человека ниже 1000 уровня.
- Почему вы пустились настолько глубоко?

Бернард знал о чем говорил этот парень. Его пациенты не редко говорили об этих уровнях, в которых обитали разные мистические существа. Конечно по началу, он сам в это не верил. Но после 10 лет исследований, и опросив более 2000 людей переживших это в практике, он с ужасом осознал, что все эти люди говорили об одном и том же. Все настолько детально описывали эти уровни, что у него в архиве образовалась большая карта мира снов, с описанием каждого уровня аж до 100 го.
- Я был просто глуп. Вы ведь тоже знаете это чувство, когда все считают вас важным, чувство что вы избранный. Или это только у меня было так? В то время я был высокомерным. Я думал, что они признали мою способность. Но на деле это оказалось ловушкой. Вообще-то, у этих энергетических вампиров было негласное правило. Не убивать людей. Не высасывать их энергию без остатка. Конечно об этом правиле я узнал чуть позже. Но из аристократии нашлись бунтовщики. И один из них обманом заманил меня 7000 уровень, где находилось то пространство. Там была красная дверь, и конечно доступ имели только аристократы. Меня заманили туда, и в течении долгого времени высасывали мою жизненную энергию. Там я пробыл около 50 лет.
- Вы хотите сказать что они выкачивали из вас жизненную силу на протяжении 50 лет?
- ну это примерно пол года по вашему времени.
- Почему они сразу не убили вас?
- они были довольно разумными существами. В этом не было ни какой выгоды. Убив меня, они просто получили бы максимальную разовую дозу. А если оставить человека в живых, то ментальная энергия, через какое-то время восстановиться. Однако ментальная энергия человека не безгранична. Когда нибудь она должна закончится. Что более важно, через 50 лет они привели других людей. Их было очень много. Число этих тварей тоже возросло. И в момент когда я был уже на пределе, мне в голову пришла гениальная идея.
-...
-Я занялся каннибализмом.
Все дрогнули.
- Я понимал, что если не сделаю это, то просто умру. Но я не делал это насильно. По началу это была простой просьбой. Но потом у меня созрел план. Я собрал всех этих 15 человек...

Не успел как пациент закончить свои слова, как Бернард с шумом упал назад, вместе со стулом на котором сидел. Все находящиеся в комнате ощутили настоящий шок. Ведь, ровно столько людей сейчас находились в коме, в данный момент. Бернард с ужасом осознал, что все эти люди, все это время, находились в том месте, о котором говорил этот парень. А другой учёный, точнее нейробиолог, который не верил во все эти бредни про мистических существ, осознал, что этот парень, сейчас говорил о реальный вещах.
- хм. С вами все в порядке? Неужели это вас так напугало? А ведь это цветочки, по сравнению с тем что случилось потом.
- Н-нет. Все в порядке. Для начала, вы можете называть имя хотят бы одного человека находящегося в том месте?
- Я знаю имя их все. И не только имя. Я знаю о них практически все. Ведь я поглощал их ментальную энергию, и мы вместе много чего пережили. Но прежде чем я начну, я хочу, что бы люди находящиеся за дверью зашли в палату.
- А?
Пискнул дежурный врач. Он только сейчас понял, что довольно сильно сжимал копку экстренного вызова охраны.
- Там кто-то есть?
Удивился Александр Юрьевич
- Двое людей. Кажется из полиции?
Наверное уже можно предположить, что эти люди просто устали каждый раз удивляться. Но когда видеооператор открыл дверь, все с ужасом поняли, что этот парень был прав.
- Прошу прощения. Мы не хотели вам мешать, но мы получили вызов.
- Это я. отозвался дежурный врач.
- У вас что стряслось?
- Н-нет. Все нормально. Может уходить.
Ответил Бернард. Однако даже не смотря на эти слова, он так же подумал, был бы лучше если бы они остались тут.
- Как?
Дрожащим голосом спросил Бернард.
- Что как?
-Как ты узнал что они были за дверью?
- Но это ведь... Ах да. Вы ведь просто люди. Как я мог забыть такое.
- Л-люди? А вы кто тогда?
- Я? Я больше не человек.
- Вы утверждаете что вы не человек?
- Да, вы абсолютно все правильно поняли.
По их телам прошли мурашки. Бернард сам того не осознавая начал дрожать.
- Если вы не человек тогда кто вы?
- Эм. Ну. Как сказать... В словах трудно сейчас объяснить. Да постойте. Вы что,хотите запутать меня полностью? Я ведь ещё не назвал имена всех людей, находящихся в том пространстве. Давайте договоримся, все по порядку. Иначе я запутаюсь, и могу все забыть. Все же слышали поговорку, "сны тают после пробуждения"?
- х-хорошо. Можете продолжать.
- ***
Пациент в разнобой начал назвать имена всех этих 15 людей. Не только имена, но и страну в которой они жили, национальность, вплоть до номера телефонов, и домашних адресов. Чем больше он говорил, тем больше он шокировал всех. Всех окутал настоящий ужас. Однако Бернард не смотря на эту дрожь в ногах, ощущал так же и трепет. Он чувствовал, что стал первооткрывателем нечто невероятного.
- Но как вы смогли вернуться? Раз вы говорите, что эти существа очень могущественны, как вы смогли выбраться из того пространства?
- Я обманул их. Я вел себя так, будто моя ментальная энергия находится на пороге нуля, и я скоро умру. И в то же время, собирал энергию у других людей. Звучит довольно банально, но через какое-то время, я уже был у состояние разобраться с одним из них. Когда в том пространстве остался только один из них, мы напали на него и съел. Потом я попытался открыть дверь, но ни чего не получилось. Мы были в ловушку. Оставалось только ждать, пока один из них не вернётся и откроет дверь. И когда это случилось, только мне одному удалось выйти через эту дверь, а у других не хватило энергии.
- И вы наконец проснулись? Все верно?
- Отчасти да. Отчасти нет.
- К-как это понимать?
- Я ведь уже говорил о времени да? Я пробыл в том пространстве около 50 лет. Как вы думаете, что я делал оставшиеся 150?
Все сглотнули.
- Можно поинтересоваться, как вы определяли время?
- У меня были цифровые часы. Обычно, в ОС время отображается в виде --:--. То есть времени нет. Но я заставил их работать как реальные. По началу я считал секундами, определив лимит, я перевел их в минуты, потом часы, сутки, месяц и наконец год. Эти часы одновременно отображали все.
- Но это невозможно!
Вскричал Бернард. Это было абсурдно. Ведь во сне все зависит от внимание и концентрации. Даже умелые практики отмечали, что во ОС не могли определить время, и стоило им переключить внимание на что-то другое, так и время и даже локация изменялась.
- это невозможно для людей.
Опять он сказал для людей, подумали все.
- Все потому что, ни кто из практикующих ОС не делали этого. Ни кому и в голову не приходило сделать нечто подобное. Да даже если бы и приходило, им не хватало внимания концентрации. Это сложно объяснить на словах, но я к этому шёл долгое время. И у меня все получилось. Я могу продолжить господа?
- Д-да.
Сглотнули Бернард.
- После того как я сбежал от туда, у меня было искушение вернуться в реальность. Но там остались другие люди. Они за это время стали мне очень дороги. Мне пришлось отбросить свою человечность и превратиться того, кого я призирал больше всего.
- В энергетического вампира?
- Вы схватывает все на лету. Все верно. Я поднялся на верхний уровень, и начал охоту на людей. Точнее на их ментальную энергию. На верхних уровнях, на ментальную энергию людей, установлено ограничение. И когда выкачивание энергии доходит до определенного лимита, человек исчезает. Вы наверное тоже это наблюдали в своих снах? Когда вы видели кошмарный сон, вас же выкидовало в определенный момент? Момент, когда вы становитесь очень слабыми или когда вас убивают?
- Вы делали это с людьми?
- Конечно. А ведь как иначе собрать энергию? Я качал её без остановки. Даже не считать во скольких снах я побывал. Из за избытка получаемой информации, через какое-то время, мне пришлось просто убивать людей во сне, в место того что бы пугать их. Так дело пошло быстрее, хоть и получаемая энергия уменьшилась. В конце-концов, когда моя энергия превысила порок, я эволюционировал. Я стал настоящим энергетическим вампиром. И теперь, для выкачивания энергии, мне было достаточно просто прикоснуться к человеку.
- Вот почему вы говорите что вы теперь не человек?
Однако пациент не ответил на этот вопрос. Он просто продолжил.
- Через 100 лет вернулся в 7000 уровень с смог открыть дверь.
Все задержали дыхание. Однако выражение пациента изменилось. Словно, он не хотел об этом говорить. Словно, это было нечто, о чем он хотел бы забыть.
- Там меня ждала ужасная картина. Из 15 людей, остались в живых только 8.
- Что случилось с остальными?
- Они исчезли. Их энергию полостью высосали.
- Но насколько мы знаем, все 15 включая вас, все ещё живы. Хоть они ещё не пришли в сознание.
-... Вы проверяли у всех мозговую активность?
После этих слов, Бернард осознал, что некоторые исследователи перестали обмениваться энцефалограммами. В то время он думал, что их верхушки решил прекратить обмен результатами.
"Так вот что случилось" подумал он.
- Это сделали они. Эти двое уродов убили их. А остальные едва были живыми.
- Они? Энергетические вампиры?
- Лоренс и Тайлор. Эти два ублюдка сделал это.
(Это имена тех людей попавших в глубокий сон)
- Заметив меня они убежали. Я не стал гоняться за ними. Разве они ещё не проснулись?
- Нет. На данный момент только вы один пришли в сознание.
- Вот как.
- Если вы сказали что смогли попасть туда через 100 лет, что вы делали ещё оставшиеся 50? И что случилось с остальными?
- хороший вопрос.
Улыбнулся пациент.
- Остальные должны были уже проснуться. Я последний вообще-то.
- Но мы не получали ни какой информации об этом.
- Ну естественно. Если эти два ублюдка все ещё спят, то это отличный шанс избавиться от них.
- Что вы имеете ввиду?
- Вы ребята просто не понимает во что они превратились. Как много вы знаете о фазе? Об ОС? Вы думаете, что люди способные черпать из этого пространства только знания и жизненную энергию?
Профессор Бернард понимал о чем он говорил. Люди способные находится на фазе, и способные видеть ОС, могли черпать от этого пространства знания.
- Когда высасываешь из человека его ментальную энергию, вместе с ней передаются и знания. Если сказать по другому, то вполне можно покопаться у него в мозгу. Но не только это. Убивая этих тварей, вскоре я осознал, точнее мы осознали, что впитывали в себя их способность и...
Не успел пациент закончить, как у дежурного врача позвонил телефон.
- О как вовремя. Может мне передать трубу?
Обратился пациент к дежурному врачу.
Все удивились. Создавалось впечатление, что он ожидал звонок.
- Э? Но.
Дежурный врач взглянул на свой телефон, и вдруг обнаружил неизвестный номер. К тому же, если он не ошибается, то в России не было номеров с таким кодом. Значит, звонок из другой страны.
- Не могли бы вы передать мне трубу?
Слегка раздраженным тоном спросил пациент.
- Х-хорошо. Но этот звонок, он точно...
- Дайте уже наконец ваш чертовый телефон.
Дежурный с дрожащими руками передал телефон.
-( английский) Да. Слушаю.
-... (Не слышно что говорят по телефону)
- (Анг) А ты довольно быстро. Но не стоил заходить так далеко.
-...
- (Анг) Я только что проснулся и вряд ли в таком состояние далеко уйду.
-...
- (Анг) да ну? Вы ребята уже собрались? Как же вы быстро. Ладно, подгоните мне транспорт.
-(/) чего? И как прикажите мне добраться туда? Я ведь..
-...
- (\} О? Да же так. В реальности тоже работает? Я ещё не успел проверить. Ок.

На этом звонок закончился. Из всех находящихся только Бернард хоть немного разобрался в их разговоре. По тому, что он говорил, Бернард предложил, что ему звонил один из проснувшихся. Что более важно, если это верно, то они собирались вместе. Но больше всего, его волновали слова " В реальности тоже работает?" И как они узнали номер телефона дежурного врача? И откуда они узнали, что именно сегодня он дежурный? И то, что он находился рядом с ним?!
- Ладно господа, меня ждут великие дела) Хех просто шучу.
- Вам сейчас запрещено покидать свою палату. По крайней мере, пока вы не реабилитируетесь полностью.
Предупредил Александр Юрьевич, на что пациент улыбнулся.
- Меня Зовут Кен. Могу я узнать ваше имя?
Обратился Кен к Александру.
- Я уже все знаю о вас. Меня зовут Александр Юрьевич, Нейробиолог.
- Очень приятно.
Протянул ему руку Кен. Всем стало не по себе, ведь он полностью проигнорировал Бернарда, который находился к нему ближе всех. Александр почувствовал тревогу, но все же решил пожать ему руку.
- Мне тоже очень приятно. Буду очень рад, если вы поможете нам, в исследовании и дальше.
- Боюсь, в этом больше нет нужды.
Иронично ответил Кен. Его улыбка дрогнула и не успел Александр переварить его последние слова, как сознание покинуло его. Он безжизненно рухнул на пол.
Остальные же испугались не на шутку. Дежурный врач начал отчаянно нажимать на кнопку, а оператор кинулся к двери в попытке сбежать из палаты. Однако, Кен не стал спокойно наблюдать за этим, и протянул руку в направлении к двери. Дверь которую успел открыть оператор, тут же закрылся с глухим звуком, а оператора отбросило назад. Дежурный врач от страха сам не заметил как его сфинктеры расслабились, и сейчас он мочился в штанах.
- Что ты такое?
Чуть ли не шепотом спросил Бернард.
- Ну я ведь уже говорил. Я не человек. С тех самых пор как побывал там, я более не человек. И другие тоже. Мы больше не люди. И у нас есть незаконченное дело.
- И какое же?
Позволил себе вопрос Бернард.
- Ну для вас это не секрет. Ни чего, из того, что вы у себя в голове надумали мы делать не будем. Мы просто хотим отомстить. Убить этих ублюдков.
Даже находясь в таком состоянии, Бернард смог сложить два на два. Он говорил о тех двоих, что убили других людей.
В это же время, оператор схватил штатив камеры и начал им размахиваться.
- Чудовище! Не приближайся! Охрана!!! Охрана. Где вы чёрт возьми?
- Заткнись!
С этими словами Кен протянул руку, и оператора что-то с силой отбросило назад. Ударившись об стенку, он моментально потеря сознание.
После этого он встал с кровати и начал движение в сторону двери. Посмотрев на дежурного врача, он с усмешкой спросил:
- Ахахаха. Что за жалкий вид? Что такое? Бесов ни когда не видел?
Дежурный врач, потеря сознания от страха окончательно.
В такой гнетущей атмосфере только Бернард смог сохранить сознание, и трезво оценивать ситуацию. Хотя если говорить на частоту, то он тоже был на пороге высвобождения своего мочевого пузыря, и едва сохранял самообладание. Но было ещё кое что, что не давало ему закричать или потерять сознание. Он только что увидел, подтверждение своей теории. Несколько лет назад, он опубликовал книгу под названием "мир снов", и вней ней говорил, что человек может научиться извлекать из снов знания и энергию. А в редких случаях открывать в себе разные способности. Все другие учёные смеялись над ним. А книгу, что он написал купили всего 500 человек. И вот сейчас, прямо перед глазами, он видит демонстрацию того, что он писал в книге.
- А вам кажется не страшно. Хм
-...
Бернард молчал. Пока что он старался привести в порядок свои мысли.
- Впервые такое вижу. Вам страшно и не страшно одновременно. Хех и такое бывает?
- Вы сказал что смогли впитать в себя их способности?
- Да.
- Но ещё не было...ещё...
- Ещё не было таких случаев? Все потому что за 100 уровнях это не возможно. И едва наберётся смельчаков, что смогли спустится ниже 1000. Это как, в той сказке с Алисой и кроличьей норой. Чем глубже спускаешься, тем больше чудес можешь увидеть. Но для обычного человека это нереально. Потому что, эти твари не позволяет спустя ниже, без сопровождения. И убить их можно только на нижних уровнях. Вот такой вот парадокс.
Удачи вам. Господин Бернард.

После этих слов, даже Бернард спустил струю.
"Он назвал меня по имени. Хотя ни кто и не говорил этого. Может быть у меня была именная табличка?" С этими словами он проверил свой халат. Ни какой именной таблички не было. Это парень, просто сходу узнал как его зовут. Он обернулся назад, и обнаружил что Кен уже покинул палату. После этого, его сознание угасло.

Музыка Тили-тили-бум (Страшная колыбель)
Настроение: Отличное
Категории: Рассказы# Осознанное сноведения.
Ебанна... N.е.k.о 11:22:23
Я забыл заплатить за инет ._. Пздц...
~ do not go gentle into that good night 07:06:21
Восхитительно хорошее утро.
Когда вышла из дома, было видно звезды, на электричку меня сажал Альдебаран. И воздух чудесный — свежий, холодный. Вот по таким первым парам я скучала. случайно сказала это вслух, и одногруппник закричал ИДИ НАХУЙ
Небо чистое-чистое, как будто светится изнутри, а горизонт на рассвете был золотистый.
Правда, я спала часа три, кризисный адреналин почти выветрился, а кофеин ещё не включился.
Но — живём.


Настроение: рассвет


Навсегда запомню Сегодня > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
Какое мороженое любишь?
КАЗАААНЬ!!
пройди тесты:
Путь к Миру
Кто и за что в тебя влюбится из...
Твой персонаж в "Дьявольские...
читай в дневниках:
###
###
###

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх